Rosetta обнаруживает комету, которая пахнет как тухлые яйца и лошадиный навоз

0
20
rosetta

Кометы могут рассматриваться как замороженные окаменелости, которые могли бы нам дать представления относительно того, какими были самые ранние дни Солнечной системы, но как насчёт того, чем они пахнут? Не очень хорошо, заявляет ЕКА, космический зонд Розетты которой обнаружил, что у кометы 67P/Churyumov–Gerasimenko (67P/C-G) присутствует «аромат» экскрементов лошади и тухлых яиц.

rosetta

rosetta

Запах кометы 67P/C-G был раскрыт благодаря Rosetta Orbiter Sensor для Ионного и Нейтрального Анализа (ROSINA), который состоит из двух спектрометров, названных Double Focusing Mass Spectrometer (сокр — DFMS) и Reflectron Time of Flight Spectrometer (сокр — RTOF), чтобы изучить состав 67P/C-G’s, а также Датчика Давления Кометы (сокр — COPS), чтобы определить давление газов.

rosetta

rosetta

Спектрометры разработаны, чтобы исследовать широкий диапазон молекул от водорода до сложной органики. Кроме того, датчик давления может нанести на карту изменения в давлении кометы, а также значительные различия в ионной и нейтральной газовых концентрациях и больших изменениях в ионном и газовом потоках.

rosetta

Запах кометы немного теоретизирован, потому что это фактически твердый вакуум с молекулярным следом, но если бы это могло бы быть сконцентрировано, результат был бы очень неприятен для людей. Ученые полагают, что, так как 67P/C-G далеко находится от Солнца, то чрезвычайно изменчивые молекулы, такие как углекислый газ и угарный газ, могли быть «испущены» ею уже давно. Однако Розетта обнаружила неожиданное соединение газов в хвосте кометы. Этот спектр включает главным образом воду, угарный газ и углекислый газ, но также и:

Аммиак
Метан
Метанол
Формальдегид
Водородный сульфид
Водородный цианид
Диоксид серы
Углеродный дисульфид

Это двуокись серы и аммиак наряду с формальдегидом, которые дают 67P/C-G её букет запахов. «Духи» 67P/C-G довольно сильны, по запаху сравнимы с ароматом тухлых яиц (водородный сульфид), лошадиными отходами жизнедеятельности и острым, удушающим запахом формальдегида», — говорит Кэтрин Алтвегг, научный руководитель и главная по проекту ROSINA.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ